КИНОПРОГРАММА МУЗЕЯ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА «ГАРАЖ» И CADILLAC: DARE GREATLY

17 декабря 2016 — 5 февраля 2017

 

Музей современного искусства «Гараж» и Cadillac представляют кинопрограмму DARE GREATLY про самых значимых людей, события и феномены американской культуры. Проект является частью Garage Screen — программы Музея «Гараж», знакомящей зрителей с выдающимися образцами российского и зарубежного художественного, документального и экспериментального кино.

В программе представлены почти все киножанры: документальные и экспериментальные фильмы, снятые в соавторстве с известными художниками, независимая режиссура и картины, иллюстрирующие американскую мечту и повседневность, не последнюю роль в которых играют автомобили.

Являясь «самой американской машиной», Cadillac также считается наиболее часто упоминаемым брендом в американской культуре. Музыка, кино, искусство — нет ни одной сферы, где не прозвучало бы это название, да и сам Cadillac после появления знаменитого ранчо, своеобразного мемориала автомобиля, превратился в цитируемый арт-объект. Сегодня бренд заявляет о себе и о возрождении легендарного американского духа компании в рамках новой философии Dare Greatly: «Для тех, кто смеет быть первым во всем».

В рамках кинопрограммы, разделенной на четыре тематических блока, в Лектории Музея «Гараж» будут представлены выдающиеся фильмы, рассказывающие о ключевых событиях и фигурах американской культуры. Первым блоком станет «Нью-йоркская арт-сцена» с фильмами о Джексоне Поллоке и герое нью-йоркских улиц Жан-Мишеле Баския. В блоке «Культовое кино» представлены фильмы «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» и «Бешеные псы». В рамках блока «Музыкальные фильмы» зрители смогут увидеть на большом экране кинофильмы об отважных, отчаянных и влюбленных — «В джазе только девушки» и «Нью-Йорк, Нью-Йорк». Заключительный блок «Новый Голливуд» познакомит зрителей с фильмами периода середины 1960-х — конца 1980-х, когда прослеживается интерес крупных киностудий к авторскому кино: «Энни Холл» и «Американские граффити».

 

 

Программа будет проходить с 17 декабря по 5 февраля.

Вход свободный по предварительной регистрации.

                                        17-18 декабря 2016 года, 20.00

НЬЮ-ЙОРКСКАЯ АРТ-СЦЕНА

Фильмы о двух героях нью-йоркской арт-сцены: представителе нью-йоркской школы живописи Джексоне Поллоке и герое нью-йоркских улиц Жане-Мишеле Баския.

РИТМ БОЛЬШОГО ГОРОДА / DOWNTOWN 81 (1981)

Эдо Бертоглио, Гленн О’Брайян

Жан-Мишель Баския — легенда американской культуры, поэт, икона 80-х, представитель нео-экспрессионизма и главный афроамериканский художник 20-го столетия. Ему поклонялись Уорхол, Мадонна, Боуи и Джармуш, его картины хранятся в крупнейших музеях современного искусства, на аукционах за его работы предлагают десятки миллионов долларов, а в 2017 году в Лондоне в Центре Барбикан состоится ретроспективная выставка невероятного размаха.

Баския — один из тех художников, за чьим стремительным восхождением к вершине славы и неожиданным угасанием следил без преувеличения весь мир. Главными темами в его творчестве были преодоление расизма, поиски идентичности, поп– и, конечно, городская культура. Примечательно, что одна из работ раннего периода, которая способствовала прорыву Баскиа в художественной среде и стала канонической, называется Cadillac Moon, 1981 и изображает в свойственной ему схематичной манере два автомобиля, отводя им роль символа городских улиц.

DOWNTOWN 81 (1981) — экспериментальная работа швейцарского фотографа и режиссера Эдо Бертоглио, постоянного контрибьютора итальянского Vogue и американского Interview времен Энди Уорхолла, американского журналиста и арт-критика, частого гостя уорхолловской «Фабрики» Гленна О’Брайана, снятый в 1981 году и впервые представленный широкой публике лишь в 2000-ом на Каннском кинофестивале. Это невинный и проникновенный портрет начинающего художника и точный слепок Нью-Йорка времен no wave, пост-панка и зарождающейся хип-хоп культуры. В фильме 19-летний Баския играет сам себя: он шатается по пустынным улицам Манхэттена в поиске вдохновения, размышляет о своем предназначении, то и дело встречает на пути звезд андеграундной нью-йоркской тусовки и оставляет на стенах домов знаки и послания.
Находясь в пространстве между классикой и культом, эта картина снискала признание как среди поклонников одного из самых дорогих американских художников, так и среди профессиональных кинокритиков. Не последнюю роль в фильме играет саундтрек: среди музыкантов, принявших участие в создании, были Джон Лури, Suicide, Винсент Галло, Blondie, Лидия Ланч и другие.

ДЖЕКСОН ПОЛЛОК / JACKSON POLLOCK (1987)

Ким Эванс

Джексон Поллок — представитель нью-йоркской школы, создатель абстрактного экспрессионизма, живописи действия и техники дриппинга, «величайший художник после Пикассо» по едкому замечанию Пегги Гуггенхайм, герой скандального материала журнала Life, символ передового искусства и редкостный повеса, чья жизнь трагически оборвалась в автомобильной катастрофе. Несмотря на свое простое происхождение (Поллок родился в семье фермеров в Вайоминге, среди бескрайних американских степных пейзажей — мучительный образ, преследовавший его на протяжении десятилетий) ему удалось стать неоспоримым лидером нью-йоркской художественной сцены, развернуть модернистское искусство от фигуративного к абстрактному и поставить американскую живопись на одну ступень с европейской.

Режиссер Ким Эванс, также известный по документальным фильмам об Энди Уорхолле, Марке Шагале и Velvet Underground, рисует противоречивый портрет героя своего времени. Бунтарский дух, свойственный послевоенной Америке и ее авангарду — писателю-битнику Джеку Керуаку, актеру Джеймсу Дину и джазовому музыканту Чарли Паркеру, был близок и Поллоку, о чем вспоминают друзья, соратники и сам художник на архивных кадрах.



                                        14-15 января 2017 года, 20.00

КУЛЬТОВОЕ КИНО

Культовое кино — порождение американской культуры, тесно связанное с такими форматами кинопросмотра, как грайндхаус-кинотеатры и драйв-ины 50–х и 60–х (еще один аргумент в пользу единства американской кино- и автомобильной культуры), где демонстрировались малобюджетные независимые киноленты, ставшие по тем или иным причинам важными в определенных сообществах или молодежных субкультурах, и пиратскими копиями и видеосалонами 80–х и 90–х, когда пленку сменила vhs, и публике стали доступны картины, не выходившие в широкий прокат. «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» и «Бешеные псы» — две разных примера культового кинематографа.

СТРАХ И НЕНАВИСТЬ В ЛАС-ВЕГАСЕ / FEAR AND LOATHING IN LAS-VEGAS, 1998

Терри Гилльям

Экранизация одноименной книги основателя гонзо-журналистики Хантера Томпсона, повествующая о путешествии в Лас-Вегас героев Джонни Деппа и Бенисио дель Торо, которое вполне предсказуемым образом превращается в психоделический трип.

Галлюциногенный, сбивчивый, лишенный внятного сюжета и пытающийся повторить эффект потока сознания, воспроизведенный в книге, самый трансгрессивный студийный фильм в истории кинематографа (производитель — компания Universal) ожидаемо провалился в прокате, однако вопреки этому приобрел статус культового — во многом за счет звездного состава, дурной славы самого Томпсона, а также благодаря белому Cadillac, который наряду с Раулем Дюком и Доктором Гонзо стал полноценным героем роуд-муви. Для бренда же участие в этом спорном, но завоевавшем преданных поклонников среди синефилов фильме было не менее значимым: Cadillac выступил в качестве символа свободной, раскрепощенной и протестной Америки 70-х, презирающей навязчивый образ добропорядочного гражданина, пришедший с правлением Никсона.

БЕШЕНЫЕ ПСЫ / RESERVOIR DOGS, 1992

Квентин Тарантино

БЕШЕНЫЕ ПСЫ — дебютная кинолента американского кинорежиссера Квентина Тарантино, впервые представленная на фестивале независимого кинематографа Sundance, а позднее на Каннском киносмотре. Фильм, как и сам Тарантино, мгновенно покорил кинематографическое сообщество и по степени своего воздействия на зрителя был приравнен к первой ленте в истории мирового кино — «Прибытию поезда на вокзал Ла-Сьота» братьев Люмьер. Собравшие в прокате рекордные для малобюджетной картины 150 тысяч долларов, «Бешеные псы» определили вектор развития всего кинематографа 90–х.

Невероятно стильный (черный костюм и желтый Кадиллак как у Мистера Блондина — один из самых тиражируемых кино-образов), авангардный в своем подходе к построению сюжета и пронизанный невероятным количеством отсылок к поп-культуре, режиссерский дебют Тарантино стал для него знаковым: злоупотребление «низким» стилем, чрезмерная жестокость, неполиткорректность, черный юмор и великолепный актерский состав — все то, за что сам он обожает кино и воспевает в своем творчестве вопреки нападкам со стороны утонченных критиков.

Любопытный факт: несмотря на невероятный успех фильма в сфере независимого кинематографа и ежегодное упоминание в списке главных культовых картин за всю историю кинематографа, многие критики и историки тем не менее опасаются подобного позиционирования фильма, небезосновательно утверждая, что «Бешеные псы» скроены по лекалам легендарных фильмов 40–х и 50–х, что по версии одних привело к «убийству» жанра, а по версии других — к появлению его новой интерпретации, своего рода «посткультового кино», и по сути новому канону.

                                        28-29 января 2017 года, 20.00

МУЗЫКАЛЬНЫЕ ФИЛЬМЫ

Музыкальные фильмы — своего рода визитная карточка американской массовой культуры, возникшая в виде сценического жанра и позднее получившая киноформу. Несмотря на общую тенденцию причислять их к низкой культуре, немалое количество независимых кинорежиссеров представляли свою интерпретацию типично-американского формата, а последний Венецианский кинофестиваль открывался картиной именно этого жанра.

Ключевыми характеристиками мюзикла являются развлекательный характер, простота, доступность, многообразие сюжетов и главное — соединение в одном произведении музыкального, драматического и пластического искусств. В этом блоке представлены два наиболее выдающихся кинофильма о дерзких, отважных, отчаянных и влюбленных.


ДЖАЗЕ ТОЛЬКО ДЕВУШКИ / SOME LIKE IT HOT, 1959

Билли Уайлдер

Одна из величайших комедий всех времен и народов с неподражаемой Мерлин Монро в главной роли, ставшая сенсацией не только в культурном, но и историческом контексте. Сенсационный и необычайно раскрепощенный для своего времени сюжет — речь о невинных играх с переодеванием мужчин в женские костюмы исключительно в целях маскировки и из соображений собственной безопасности — пришелся не по душе блюстителям кодекса Хейса из Американской ассоциации кинокомпаний и грозил снятием картины из проката. Однако ошеломительный зрительский успех и очевидно адекватное восприятие обществом сценарных поворотов сексуального характера заставило Ассоциацию пересмотреть кодекс и покончить с цензурой, открыв американскому кинематографу путь в Новый Голливуд.

Фильм примечателен не только звездным составом — символ американской мечты, красоты, успеха, сексуальности и роскошной жизни Мерлин Монро и один из главных голливудских кинорежиссеров Билли Уайлдер — но и тем, что он стал одной из первых попыток перехода от студийного производства к независимому продюсированию.

НЬЮ-ЙОРК, НЬЮ-ЙОРК / NEW YORK, NEW YORK, 1977

Мартин Скорсезе

Будучи невероятно талантливым и гибким в отношении жанров режиссером, после триумфа драматичного и конфликтного «Таксиста» на Каннском кинофестивале Скорсезе берется за совершенней противоположный по стилю и духу фильм — мюзикл «Нью-Йорк, Нью-Йорк» с Лайзой Минелли и Робертом де Ниро в главных ролях. По словам самого Скорсезе, для него этот фильм был попыткой абстрагироваться от мрачной действительности, оммажем фильмам классического Голливуда, а также посвящением любимому городу с его горящими огнями, желтым такси, светским раутам, роскошными машинами и неповторимой атмосферой.

Заглавная тема к фильму в исполнении Фрэнка Синатры снискала свою славу и стала одним из самых популярных музыкальных номеров столетия.

                                        4-5 февраля 2017 года, 20.00

НОВЫЙ ГОЛЛИВУД

Новый Голливуд — период в истории американского кинематографа, продолжавшийся примерно с середины 60–х до конца 80–х, который отличал недолгий разворот крупных киностудий в сторону авторского кино и обычных человеческих историй.

АМЕРИКАНСКИЕ ГРАФФИТИ / AMERICAN GRAFFITI, 1973

Джордж Лукас

Прежде чем прославиться как создатель культовой научно-фантастической саги «Звездные войны» и как один из богатейших режиссеров мира, Джордж Лукас проявил себя в менее масштабных и более независимых кинопроектах. «Американские граффити» — второй полнометражный фильм режиссера, скромный бюджет которого и скептические настроения Universal не помешали ему стать одним из самых коммерчески успешных лент Нового Голливуда.

История о подростах, разъезжающих на своих автомобилях по ночному городу в поисках романтики и приключений, стала архетипическим сюжетом, объединившим подростковую и автомобильную культуру, и задала тон молодежным лирическим комедиям на десятилетия вперед. Наиболее ярким последователем можно назвать культовую ленту представителя независимого кино Ричарда Линкляйтера «Под кайфом и в смятении», чьи персонажи, как и герои «Американских граффити», совершают ритуальные авто-прогулки с обязательными остановками в дайнерах, гонками на скорость, поцелуями на заднем сидении и невинными шутками, наслаждаясь последней беззаботной ночью юности перед вступлением во взрослую жизнь.

Фильм был номинирован на Оскар в пяти категориях, получил два «Золотых Глобуса» и приз на кинофестивале в Локарно.

ЭННИ ХОЛЛ / ANNIE HALL, 1977

Вуди Аллен

Первый «серьезный» фильм знаменитого нью-йоркского режиссера Вуди Аллена, позволившего себе выйти за рамки амплуа комика — оправданный шаг, принесший ему 4 премии «Оскар», в том числе в номинации за лучший фильм, в которой он соревновался не с кем-нибудь, а со «Звездными войнами».

В фильме показано зарождение, развитие и конец любовных отношений пары — нью-йоркского стэнд-ап комика Элви Сингера, еврея-невротика, видящего везде антисемитские заговоры и уже 15 лет посещающего психоаналитика, и начинающей певицы Энни Холл (Дайан Китон). Повествование перемежается вставками комедийного характера, относящимися к воспоминаниям или саморефлексии персонажей.

В отличие от Золотого Голливуда, новые американские герои ничем примечательным не выделяются: это обычные люди, с обычными жизнями и обычными проблемами, разворачивающимися на фоне шумного Нью-Йорка 70–х. Резкий, но долгожданный драматургический поворот от идеала к реальности стал одним из самых важных решений в американском кинематографе.